10 ноября 2020
Экологическая повестка и международная торговля: от противоречий к возможностям

Исследование, подготовленное экспертами ITI при участии Фонда Росконгресс, показывает основные векторы развития экологической повестки в мировой торговле и является продолжением и дополнением к ранее выпущенному дайджесту Зеленая экономика и международная торговля: на пути к устойчивому развитию.

Авторами подробно рассмотрено влияние «зеленой» повестки на мировую торговлю, а также такие явления, как «зеленый протекционизм». Актуальность подобной тематики обусловлена в том числе и национальными целями Российской Федерации по расширению экспорта, а также стремлением к экологизации, расширению и укреплению взаимоотношений с ЕС — лидером «зеленой» повестки и важнейшим торговым партнером нашей страны.

Основной пул вопросов, рассмотренных в исследовании, касается дисбалансов в развитии международной торговли, влияния «зеленого» протекционизма на глобальное неравенство и декарбонизации / политики сокращения выбросов парниковых газов на реализацию экономических возможностей данного сектора, а также проблем, связанных с изучением рисков и перспектив России с учетом возрастающей роли экологической повестки в международной торговле.

Ключевая дилемма использования «зеленых» мер поддержки производителей и торговых ограничений на основании защиты окружающей среды, устойчивого социально-экономического развития, безопасности государства — дихотомия между здоровьем и безопасностью нации с одной стороны и свободной торговлей с другой.

Программы поддержки государств и меры торговой защиты различаются от страны к стране. На международном уровне введение ограничений должно быть обосновано наличием консенсуса — например, регулироваться универсальными международными соглашениями наподобие Рамочной конвенции ООН 1992 г., Монреальского протокола 1987 г., Картахенского протокола 2000 г. Учитывая ограниченность сферы регулирования таких договоров, вопросы, выходящие за их рамки, будут всякий раз требовать подробного разбирательства в Органе по разрешению споров ВТО.

Согласно правилам ВТО, ограничения могут налагаться только на основании свойства продукта, но не метода его производства. Однако современное экологическое регулирование построено на отслеживании способа производства товара для оценки его экологичности. Тем не менее, не каждое ограничение на основе способа производства является автоматически запрещенным, и в каждом конкретном случае необходимо разбираться в том, была ли введенная мера продиктована экологическими соображениями, или же целью был протекционизм.

В условиях кризиса ВТО все заметнее становится активность некоторых региональных и национальных акторов по распространению своих императивов развития на другие страны и регионы. Одним из ключевых игроков на этом поле сегодня является Европейский союз. В 2018 г. Европейский парламент перестал считать пальмовое масло возобновляемым биотопливом из-за пагубного влияния способов его добычи на экваториальные леса. Руководствуясь аргументом устойчивого развития, ЕС нанес сильный удар по производителям в Индонезии (53 % рынка) и Малайзии (29 % рынка). При этом такое решение, очевидно, приведет к увеличению использования других культур, в том числе тех, что выращиваются внутри Европейского союза. Кроме того, экологический аргумент все чаще используется ЕС в качестве инструмента во время переговоров. Несмотря на определенную пользу для экологии, подобные решения искажают международную торговлю.

Международное климатическое регулирование имеет две основы: понимание чрезвычайной важности экологических проблем и экономические методы как наиболее эффективный способ их решения. В этом ключе система торговли квотами на выбросы парниковых газов (cap-and-trade) стала своеобразным «механизмом гибкости», призванным способствовать их сокращению. Несмотря на добровольность взаимодействия в рамках Парижского соглашения, торговля квотами продолжает активно развиваться на региональном уровне.

Главная линия разделения проходит в отношении справедливости ограничений, на которые готовы пойти государства ради экологичного будущего. В этих условиях интересы старых индустриальных стран, современных центров концентрации финансового капитала, вступают в противоречие с интересами новых индустриальных стран, центров промышленного капитала, таких как БРИКС. Однако наличие общих проблем, одной из которых является климат, заставляют все страны сотрудничать, но с учетом национальных приоритетов развития.

Европейский союз стремится добиться «углеродной нейтральности» к 2050 г. Система торговли квотами на выброс парниковых газов ЕС функционирует с 2005 г. и продолжает расширяться на новые сферы. Важнейшим событием как для международной торговли в целом, так и для России станет определение контуров пограничного корректирующего механизма ЕС (ПКУМ) или углеродного налога, который, очевидно, принесет конкурентные преимущества европейским производителям.

В 2020 г. Минэкономразвития России подготовило проект Стратегии долгосрочного развития России с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года. Согласно базовому сценарию (есть также инерционный и интенсивный), суммарные выбросы парниковых газов страны к 2050 г. составят 64 % от уровня 1990 г. Таким образом снижение от выбросов в сравнении с пиковым уровнем эмиссии, в 2030 г., должно составить 3%. Достижение углеродной нейтральности планируется к концу XXI в.

Возросшее использование климатической повестки дня в создании барьеров в торговле вызывает реакцию со стороны развивающегося мира, например БРИКС. Тем не менее по европейскому пути уже двигаются и другие страны. По данным АКРА, аналог Европейской зеленой сделки по достижению углеродной нейтральности к 2050 г. уже принят в Республике Корея, обсуждение Green New Deal имеет место в США, несмотря на борьбу действующей администрации с попытками международного климатического регулирования.

Россия, с учетом взятых страной обязательств в рамках Парижского соглашения по снижению к 2030 году выбросов парниковых газов до уровня 70–75% выбросов 1990 г., имеет преимущество низкой базы для реализации концепции низкоуглеродного развития. Однако регулирование в этой области остается насущным вопросом, равно как и стимулирование государством перехода на устойчивое развитие.

Объективным катализатором внедрения принципов устойчивого развития, принятия стратегических документов и норм в области устойчивого развития и низкоуглеродного развития является меняющаяся среда международной торговли. Проникновение экологической повестки вкупе с особенностями российской экономики и экспорта создает вызов для экспортеров страны, чреватый угрозой потери традиционных для российской углеродоемкой продукции рынков, прежде всего европейского.

Ключевая роль в стимулировании внедрения зеленых инноваций принадлежит крупным компаниям, действующим на опережение с целью поддержания конкурентоспособности на мировых рынках.

Вопрос организации национальной системы торговли квотами с общим ограничением на выбросы (ТКООВ) в России приобретает особую актуальность в связи с активной подготовительной работой по созданию аналогичных систем в Белоруссии, Казахстане и на Украине.

На сегодняшний день уже принято несколько значимых стратегических документов в этой области: Климатическая доктрина Российской Федерации, Стратегия экологической безопасности Российской Федерации; готовится к принятию Стратегия низкоуглеродного развития. Тем не менее для сохранения позиций России в мировой торговле необходимы дополнительные координирующие усилия государства.

Параллельно международному регулированию развивается тренд на экологическую маркировку (эколейблы). Подобная сертификация дает преимущества для производителей, однако может быть и барьером для развивающихся и наименее развитых государств.

Добровольная сертификация, в том числе экологическая, важна для повышения конкурентоспособности национальной продукции на международном рынке, а также для защиты внутреннего рынка от небезопасных товаров. Еще большее значение она несет для потребителей, которые могут сделать осознанный выбор благодаря экомаркировке. В отличие от технических регламентов добровольная сертификация не регулируется ВТО, охватывает не только сам товар, но и способ его производства.

Добровольные экологические стандарты особенно важны для крупного бизнеса, ориентированного на экспорт. По некоторым оценкам, в развитых странах обязательные требования охватывают очень небольшую долю продукции (около 3 %), остальное же является полем действия добровольной сертификации.

Учитывая распространение добровольной сертификации в мире и значимость экологической повестки в международной торговле, особую важность приобретает развитие российских экологических лейблов и их признание со стороны Международной организации по стандартизации (ISO) и Международной программы взаимопризнания экомаркировок (GENICES).

При всех преимуществах экологической сертификации она может быть барьером для развивающихся и наименее развитых государств, поскольку внедрение сертификации сопряжено с дополнительными затратами компаний, а для обеспечения функционирования необходимы квалифицированные кадры и должное техническое обеспечение, а также система аудита.

Рука об руку с эколейблами идет феномен гринвошинга (greenwashing), когда компании, используя маркетинговые бонусы от использования эколейбла, на деле не выполняют требования сертификации или искажают их.

Другой аспект связан со сферой контроля эколейблов: если такая маркировка регулирует процесс и метод производства конечного продукта, то достоверность сведений можно достаточно легко верифицировать. Если же охват маркировки распространяется дальше, на всю цепочку производства товара, то отследить ее и проверить становится сложнее.

В настоящее время в России ведется активная работа, направленная на создание в стране современных секторов зеленой экономики. Развивается такая область права, как экологическое законодательство. Все чаще крупные компании финансируют экологические программы, внедряют зеленые технологии и тем самым становятся одной из движущих сил «экологизации» производства в нашей стране.

В последние несколько лет российский экологический рынок стал расти. Правительство, эксперты и руководители компаний все чаще обращают внимание на необходимость перестройки экономики с учетом мер по охране окружающей среды. В рамках общей приоритетной задачи построения инновационной экономики в России выдвигаются цели создать новую систему экологической безопасности, чтобы рост российской экономики базировался на высоких экологических стандартах.

С этой целью принимаются законы и вводятся новые нормы, стандарты, способствующие росту экологического рынка страны. Расширяется список объектов экологической сертификации.

Тренд на экологичное производство проникает во все новые отрасли. Руководители компаний воспринимают повышение устойчивости производства как неотъемлемый компонент для развития собственных предприятий, а экологические стандарты применяются наряду с техническими.

Крупные российские компании финансируют экологические программы, внедряют зеленые технологии, применяют международные стандарты, используют экологическую отчетность и другие инструменты природоохранной политики. Тем самым они становятся одной из движущих сил «экологизации» производства в нашей стране. При этом такая активность во многом является реакцией на изменение ландшафта в международной торговле — ответом на проникновение экологической повестки и способом защиты от негативных эффектов.

Перспективными секторами экологического рынка в России являются рынок контроля над загрязнением воды и воздуха, обработки сточных вод, управления и переработки отходов, а также рынок экологически чистой сельскохозяйственной продукции и другие.

Предлагаем вам ознакомиться с некоторыми материалами, размещенными в специальных разделах Информационно-аналитической системы Росконгресс, на которые ссылаются авторы данного исследования:

· Стратегии процветания для одной планеты. Как добиться долгосрочного успеха на нашей планете, ресурсы которой не безграничны

· Заплати углеродный налог и дыши спокойно!

· Добровольный национальный обзор хода осуществления Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года

· Как введение механизма корректировки границы выбросов углерода в ЕС может повлиять на мировую торговлю

· Состояние и тенденции углеродных цен 2020 г.

Также предлагаем вам ознакомиться с исследованием ITI «Россия и её регионы в международной торговле ИКТ-услугами», размещенном на нашем сайте в разделе «Издания».